В паутине

Сегодня немного тучно:
Разбились слова о вечер,
И вроде немного скучно
И даже заняться нечем.
На ледяных полотнах
Узоры мороз наметит...
Наверное, просто плохо,
Что их никогда не заметят.
Наверное, просто чудо
Запуталось в паутине,
И я..........
Распутывать их не буду,
На этих полотнах сгину.

В паутине

* Фото автора

2019

Я просто хочу сказать спасибо

Я тебе посвящаю сегодня себя —
Этой стужею в городе темном...
Замерзающей веткой скребя,
Прижимаюсь я к раме оконной:

Там за ней — белоснежная даль
Твоих снов так по-детски невинных.
Ты печаль всю свою мне отдай
В этих сумерках хо́лодно-длинных.

Я напьюсь ею, словно водой...
И сильнее любить тебя стану!
Ты, поверь мне... тогда я живой,
Когда ты улыбаешься, мама.

2019

Я на мир свой

Я на мир свой. Я на мир свой давно не обижен,
Просто вьюга кружит. Просто вьюга кружит времена,
Даже город. Но мой город опять неподвижен —
Просто в нём. В центре каменном бродит зима.

И пылает свеча. Не по мне так пылает свеча,
Просто ей. Просто ей в тишине бы свой век догореть.
Я молчу так о боли... Безмолвно от боли крича,
Чтоб согреть. Этот мир напоследок зимою согреть.

2019

Мосты

А за тучей всегда остаются следы.
Знаешь, друг, это можешь быть ты
Или, может быть, это и кто-то другой,
Кто разрушит улыбку мечты
Своей грязной рукой..

Строй до неба мосты,
Без сомнения строй.

Мосты

* Фото автора

2019

Скрижали

А сверху города как будто бы скрижали,
И их читают вскользь поломанные души.
Летим опять туда, где нас, увы, не ждали,
И молимся тому, кто нас, увы, не слушал.

И небо равнодушно встречает самолеты:
Подумаешь, рыдают разрушенные судьбы..
И, может быть, там кто-то ждёт иногда кого-то..
И, может быть, друг другу там очень рады люди...

Но сверху города как будто бы скрижали,
Читают их обрывки поломанные души...
Я вновь лечу туда, где никогда не ждали..
Доверившись тому, кто никогда не слушал..

Скрижали

* Фото автора

2019

Не сегодня

Он смотрел в окно, в которое уже не первый час без устали тарабанил осенний дождь. Аэропорт казался единым размытым пятном, из которого изредка вырывались разноцветные, но такие же размытые капли. Самолеты. Он посмотрел вслед вырвавшемуся красно-синему пятну и в который раз повторил «Господи, прошу, только не сегодня».

Здание аэропорта сейчас походило на настоящий муравейник. Суетились пассажиры, сквозь чей бесконечный поток туда-сюда сновали люди в форме или рабочие. Он сел на жесткое кресло в зале ожидания: «Господи! Молю! Не сегодня! Слышишь?»
Гнусавый женский голос всему муравейнику объявил о начале посадки на его рейс. «Не сегодня, Господи, ладно?»
Он шёл по узкому и какому-то бесконечному стеклянному коридору, в стены и крышу которого барабанил осенний дождь, пытаясь размыть не только этот аэропорт, но, казалось, и его самого. Наконец, коридор закончился и он шагнул в свистящее брюхо самолета. «Молю тебя, не сегодня. Услышь». Он уселся возле иллюминатора, через который, как и через все вокруг, было видно лишь размытое пятно аэропорта. Он закрыл глаза.
Сквозь серую дымку в иллюминаторе показался кусочек синего неба, замерзающие капли дождя осветил луч солнца. До этого серые, они заиграли радугой. Он улыбнулся. «Не сегодня?» Ответ так и не пришёл...

Он молча стоял у белых дверей с табличкой «Реанимация. Не входить». Дрожащая рука слегка тронула звонок. По ту сторону двери послышалось шарканье чьих-то ног.
Он молча смотрел на врача, который рассказывал все сложности этой операции, и что последствия тяжелы, и что вот сейчас...
Он почувствовал резкую усталость. Она камнем легла на его плечи и растворила в пятне того аэропорта, в котором он ещё верил, что не сегодня. А теперь..
А теперь он просто спросил «Сегодня?»
Врач слегка подался назад и сказал «да». Спиной он почувствовал холодную стену, которая растворила его, наполнила собой, он костенел. Мир превратился в огромное дождливое пятно, в котором он не хотел больше быть. Сквозь стуки разбирающего сердца он не сразу услышал крик того врача. «Молодой человек, очнитесь! — Кричал тот. — Нашатырь несите».
Когда тьма отступила, он снова посмотрел на врача. Тот смущенно помахал головой «Не сегодня, молодой человек. Я не могу сегодня Вас к ней пустить. Ваше психоэмоциональное состояние ее только взбудоражит». Он посмотрел на врача: «Так она жива?» «Конечно жива» — смутился врач. «А что тогда сегодня?» — Слабым голосом спросил он. «Как что? — Удивился врач. Мы же с Вами договорились, что СЕГОДНЯ Вы прилетаете, и я пропущу Вас повидаться с ней. Но давайте уже не сегодня. Давайте уже с завтра. А дня через два в палату переведём»

Он вдыхал морозный воздух чужого города. Улыбнулся: «Боже! Не сегодня! Не сегодня??» — Он засмеялся и громко крикнул. — Всего лишь не пустили. Не сегодня!» — снова засмеялся он. Потом снова вдохнул до ожога холодный воздух и закричал: «А у меня ещё есть завтра! Слышишь, Господи! Завтра! И послезавтра! Слышишь?». Он с грустью посмотрел на небо: «У меня ещё есть завтра. Слышишь?» Теперь он тихо брел по пустому и темному тротуару чужого города. Он улыбался. Он плакал: «Спасибо, Господи, что не сегодня. Слышишь?»
На бредущую в темноте фигуру с рекламного щита смотрело улыбающееся лицо девочки с сердцем в руках. На зеленом фоне, рядом с лицом, огромными белыми буквами было написано «Я ТЕБЯ СЛЫШУ. А ты?».

2018

Шаги

Шаги. Как в сердце метроном
Отстукивает такт мелодий.
Но только не туда заводит,
Слепой случайностью ведом.
По стенам липкие следы
Моих застывших ожиданий:
«Еще чуть чуть — светлее станет»...
У этой мраморной плиты,
Где обозначен чёткий миг
Родился-умер, а вот жил ли?
(Под этим толстым слоем пыли)..
Иль, как родился, сразу сник,
Шагнув в моря безумной страсти,
Отстукивая такт мелодий,
Пока судьба мосты разводит..
С тоооой стороны оставив счастье?

2018

На заплаканных улицах

Отражением красных огней я лежу на заплаканных улицах,
А душа под покровом ночей всё сутулится...
Больше сутулится.
И срывается боль в никуда — в замерзающий космос дорог,
Я лечу по ночам в города, где никто не помог...
Просто так не помог.
Да горбатит несмелый вопрос ту до одури сложную суть.
Я огнями кричу миру: "SOS! Кто-нибудь!
Ну услышьте меня кто-нибудь!"

Просто в мире замёрзших огней я лежу на заплаканных улицах.
А душа под покровом ночей все сутулится,
Больше сутулится.

2018

Где искрится печаль

Этот мир замыкаю бульварным кольцом.
Не прошу тишины, все равно ведь оглох,
И гляжу в никуда оголенным лицом —
Сбросил маски свои..
Так велел людям Бог.

Оправдания во тьму — это жертва мечтам.
К пустоте, как к родной, я шагну на порог
И, быть может, найду я себя только там,
Где искрится печаль...
И давно умер Бог.

2018

Эта ночь укрывает...

Эта ночь укрывает огни витрин.
Город спит, и мне кажется, он не проснётся,
Как и я — он с зимою один на один:
Для меня с этим городом умерло солнце.

Небо камнем легло на моем пути,
И мы с городом снова не можем очнуться.
Как и я — он не хочет по краю идти,
Чтоб умершего солнца рукою коснуться.

Вдруг оно оживёт и в огни витрин
Светом впишет свой лик и слегка улыбнётся.
Но опять в эту ночь я один на один
С этим городом, ночью и умершим солнцем.

2018